Информационные технологии

Распутывая социальные сети

Автор: Елена Гагарина

Считается,  что революционная ситуация складывается тогда, когда «низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять по-новому». Если раньше, нужный вектор протестным настроениям задавал конкретный лидер, который мог сплотить  вокруг себя недовольных и дать сигнал к действию, то герои нашего времени абсолютно безлики.  В ХХI веке мобилизующей силой революций стали считать социальные сети, посредством которых информация в виде блогов, статей и  видео-материалов с огромной скоростью появлялась на Facebook, Twitter, You Tube.  Возникает вопрос, кто «раскинул» эти самые сети и как разрозненным массам молодых людей сначала в Тунисе, а затем в Египте, Бахрейне, Йемене, Ливии, Сирии удалось так быстро активизироваться и восстать против, казалось бы, нерушимой и неограниченной власти правителей.

Роль социальных сетей в разжигании протестных настроений оценивается очень неоднозначно. В Интернете можно найти множество публикаций, восхваляющих «глас народа», который словно призрак бродит по сети, а его эхо отражается новым витком виртуальной паутины, еще одной записью в блоге, очередным откликом и призывом к сопротивлению. Многие считают, что когда правительство блокировали СМИ, то социальные сети стали единственным объективным источником информации. «Очевидцы» выкладывали материалы с места событий, ужасающие фото и видео-материалы, где со всей реалистичностью были показаны «страдания» угнетенного народа. В соцсетях появлялись видео с хаотично бегущими людьми, клубами дыма, хлопками взрывов и выстрелов, стонами и криками женщин и детей. В столкновениях с повстанцами погиб полковник Муаммар Каддафи 20 октября 2011 года. На телеэкранах оппозиция, которая после кровопролитной борьбы, наконец, свергла ненавистную им власть «тирана», а ролик со зверскими картинами смерти Каддафи транслировался по всему миру в свободном доступе в You Tube. «На эти кадры невозможно смотреть без отвращения» - осудил демонстрацию этих кадров в СМИ премьер-министр России Владимир Путин.  Неужели смерть полковника Каддафи является доказательством того, что «истинное» зло должно быть наказано и выставлено на всеобщее обозрение?

 Фанатичное поклонение социальным сетям постепенно начало напоминать всеобщую истерию. Так, например, в честь «Facebook», молодая египетская пара назвала свою новорожденную дочку.  Отец девочки Джамал Ибрагим объяснил, что он и его жена таким образом хотели выразить благодарность соцсети, сыгравшей одну из ключевых ролей в деле организации массовых акций протеста в Египте.

Но действие только лишь социальных сетей в преобразовании Ближнего Востока вызывает сомнение. По исследованиям зарубежных экспертов, у Госдепартамента США еще в 2001 году после террористических атак 9 сентября 2001 года появились планы по демократизации общества на Ближнем Востоке. В 2002 году эти планы переросли в реальные проекты, посредством которых правительство США стало активно развивать так называемую цифровую дипломатию (digital diplomacy) или Твиттер-дипломатию (Twitter diplomacy), результаты которой, вполне закономерны и реально ощутимы. Многие эксперты в США отмечают, что программа под названием «Инициатива поддержки партнерства на Ближнем Востоке» создала сообщество арабских защитников демократии, которые приветствует помощь со стороны Американской демократии и продвигает позитивный образ демократии США среди местного населения. Американская дипломатия стала оружием массового психологического поражения, после применения которого целые государства начали отказываться от своей истории, своих традиций и воспринимать навязанные им  ценности за свои собственные.

Вызывает опасение подмена ценностей среди молодежи и женщин. С 2002 г. правительство США взяло курс на обучение молодежи, прежде всего из группы риска. Молодые люди из бедных семей, не имеющие шанс получить образование учились методам ведения цивилизованной политической борьбы, создания арабских неправительственных организаций, которые были втянуты в борьбу за права человека, создание гражданского общества и в обучение женщин в области политики и бизнеса. Видится, что кризис на Ближнем Востоке был тщательно спланирован и в нем решающую роль сыграла молодежь, обученная транснациональными неправительственными организациями.

В этой ситуации, большинству стран мира следует объединиться в противодействии гуманитарным интервенциям. Одной из технологий может стать создание глобальной системы общественной дипломатии, призванной содействовать формированию международной общественной системы безопасности. В ее структуру войдут неправительственные организации, явившие собой пример общественного служения, миротворчества, культуры безопасности, просвещения, защитников социальной стабильности, традиционного образа жизни. В то же время, в этой системе не будет места неправительственным организациям, принимавшим участие в подготовке цветных революций, террористических и экстремистских акций.  На первом этапе представляется создание ее на постсоветском пространстве, в рамках СНГ, ШОС, других международных структурах, в которых участвует Россия.