Геополитика

Общественная дипломатия и геополитика

Пантелеев С. Ю., директор Института русского зарубежья

Мне очень понравилось выступление Пчелякова о виртуальных боях. У меня возникает ощущение, что мы живём в виртуальном, информационном мире, и очень многие явления, с которыми мы сталкиваемся, в том числе публичные, активно обсуждаемые сегодня, тоже носят виртуальный характер. Мне кажется, что тема конференции ⎯ молодёжная общественная дипломатия отражает виртуальное явление. Я поясню, почему я так думаю.

Понятие дипломатия нам хорошо известно. Дипломатия бывает открытой, закулисной, жёсткой, бескомпромиссной борьбой интересов, связанных с огромными деньгами, географией или войнами. Войны начинают тогда, когда дипломатия кончается. Что такое общественная дипломатия, мы тоже начинаем понимать сейчас, хотя раньше говорили о народной дипломатии, а сейчас об общественной. Я знаю, что такое общественная дипломатия в практической части, она близка к официальной дипломатии, потому что здесь тоже присутствуют конкретные интересы. Есть общественная дипломатия на уровне фестивалей и на уровне столкновения национальных интересов. А вот что такое молодёжная общественная дипломатия, мне пока не ясно. И этот вопрос вытекает из того, что мне не совсем понятно, насколько актуальны сейчас и перспективны молодёжные проекты и молодёжные движения. Я поясню, почему я так говорю.

Понятно, что такое молодёжь, молодёжная инициатива. Многие говорят, что у нас молодая сборная по футболу, которая замечательно играет, показала замечательные результаты в последнем чемпионате Европы. Говорят, что у нас молодой президент. Очень многие позитивные явления в стране воспринимаются как проявления молодости. И это очень хорошо и правильно. Когда же речь идёт о молодёжных движениях, например, при организации массовых мероприятий, я точно знаю одно ⎯ молодёжным движением можно создать большую массовку. С точки зрения перспектив для молодёжи в общественных молодёжных движениях у меня возникают сомнения.

Я знаю, что молодёжная массовка не будет принимать активного участия в дальнейшей общественно-политической деятельности, поскольку технологии привлечения массовки используются только для этой цели. Я больше склоняюсь к тому, чтобы молодые инициативные люди, такие как ребята из общественного проекта «Большая страна», позиционировали себя просто в качестве общественного проекта, а не молодёжного. Они формируют сейчас связи, в том числе общественной дипломатии, они просто молодые люди, которые играют во взрослые игры и не являются молодёжным движением. Я думаю, что молодёжь активная, энергичная, болеющая душой за страну, за наши общие интересы с братскими республиками должна гармонично входить во взрослые общественные и политические движения.

Это, на мой взгляд, намного более перспективно с точки зрения реализации больших национальных интересов, чем виртуальные игры в молодёжные общественные движения. У большинства сейчас существующих молодёжных общественных и политических организаций есть центр, где сидят известные политики, которые знают, что им нужно, и есть механизм привлечения молодёжи в массовку. С точки зрения методологии молодёжной общественной дипломатии такие принципиальные моменты нужно учитывать.

С другой стороны, организации «Отпор» в Югославии, «Кмара» в Грузии, «Пора» на Украине ⎯ молодёжные, и они принимают участие в очень серьёзных играх, в «цветных революциях». Можно ли оценивать такие организации в качестве элементов общественной молодёжной дипломатии? Когда же мы будем рассуждать о молодёжной общественной дипломатии с точки зрения не фантиков, цветочков, фестивалей, а с точки зрения геополитической игры, тогда может получиться и серьёзный итог.