Вопросы истории и теории общественной дипломатии

Восточный вопрос и дипломаты Пржевальские

Титов В. Б., доктор педагогических наук,
действительный член Академии военных наук

История отношений Англии и России, как прежде Британской и Российской империй, изобилует увлекательнейшими и трагичными историями войн и кризисов, трагедий и любви. Государства с завидным постоянством формулируют схожие национальные интересы, являясь противовесами мировой политики. Что же плавится в этом стоянии рядом, в силовых и информационных взаимодействиях? Может быть, Россия и Англия обязательно должны прикоснуться к чему-то общему, обозначив геополитический центр земли… чтобы дать энергию всему остальному миру? А может… родить субъекта Истории?

Начиная с английской экспедиции 1553 года и до середины 1820-х годов, британцы воспринимались в России как дружественная нация. Но затем обострился Восточный вопрос, сердцевиной которого в тот момент стала борьба за обладание черноморскими проливами, соединяющими Черное и Средиземное моря. К 1854 году противоборство переросло в открытый конфликт — Крымскую войну. При этом большинство россиян восприняло поддержку, оказанную европейскими державами мусульманской Турции, как вероломное предательство не только по отношению к России, но и ко всему христианскому миру.

Одновременно началось российско-британское противостояние в Средней Азии. Затем объектом большой игры — ожесточенного соперничества двух самых могущественных в мире держав — Британской и Российской империй  стал Тибет. Экспансия Англии велась под лозунгом «обороны от России». В 1860 — 80-е годы англо-индийские власти стали засылать в страну с территории Индии специально обученных разведчиков-индусов и представителей гималайских племён. В то же время в Центральную Азию направился Н. М. Пржевальский.

Политической целью экспедиций Н. М. Пржевальского было усиление влияния России в Центральной Азии. Одной из главных задач являлось достижение столицы Тибета Лхасы и установление отношений с Далай-Ламой — религиозным главой исповедующих буддизм народов. Научные и военные цели экспедиции Н. М. Пржевальского заключались во всестороннем изучении Центральной Азии: картографировании местности, изучении климата. Не меньший военный интерес, чем сбор информации о проникновении в этот регион эмиссаров других европейских держав, о состоянии китайской армии, представлял характер местного населения, его отношение к Китаю и России.

Включение Босфора, Дарданелл, Константинополя, Балкан и даже далекого Тибета в орбиту русского влияния велось не только путём военно-политической экспансии европейского толка, а, прежде всего, за счёт духовного воздействия и нравственной поддержки, которые православная Россия традиционно оказывала не только своим единоверцам, но и просто слабому. Именно об этом говорил Ф. М. Достоевский в «Речи о Пушкине», рассуждая о всемирном назначении русского человека, о всечеловечности русского национального характера: «Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только… стать братом всех людей, всечеловеком…». И у П. Я. Чаадаева та же мысль о способности русских к подлинному братству с любым народом, о назначении России: «…Её дело в мире есть политика рода человеческого».

Такая народная дипломатия была эффективным механизмом освоения Сибири. Английский ученый Дж. Бейкер писал по поводу освоения русскими ее просторов: «Продвижение русских через Сибирь в течение XVII века шло с ошеломляющей быстротой. Успех русских отчасти объясняется наличием таких удобных путей сообщения, какими являются речные системы Северной Азии, хотя преувеличивать значение этого фактора не следует, и если даже принять в расчет все природные преимущества для продвижения, то все же на долю этого безвестного воинства  достается такой подвиг, который навсегда останется памятником его мужеству и предприимчивости и равного которому не совершил никакой другой европейский народ».

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • 3